•  

​Безумцы у власти

660

ПРИНСТОН – В книге «Общая теория занятости, процента и денег» Джон Мейнард Кейнс тревожился, что «безумцы у власти, которые слышат голоса с небес, свой горячечный бред извлекают из учёных сочинений, написанных за несколько лет до этого».

Однако даже без научных теорий симулирование «бреда» или безумия может оказаться убедительной, мощной и довольно заразительной переговорной стратегией. В начале 1970-х годов президент США Ричард Никсон выбрал эту тактику, чтобы убедить северных вьетнамцев в том, что он держит палец на «ядерной кнопке», и что им лучше бы начать переговоры о завершении войны, а не то… А в 1986 году президент Рональд Рейган, встретившись с Михаилом Горбачёвым в Рейкьявике, удивил его предложением, чтобы США и СССР одновременно уничтожили всё своё ядерное оружие.

Не важно, происходит эскалация или деэскалация кризиса, эффективность стратегии безумца, похоже, зависит от степени двусмысленности «сумасшествия» политического лидера, вплоть до того, что даже историки не поймут, где провести линию между искренностью и хитростью.

Вместе с методом «снова да, снова нет», который применяет Дональд Трамп по отношению к ядерному саммиту с КНДР, и с его шумными угрозами по поводу новых санкций против Ирана, стратегия безумца, похоже, совершила эффектное возвращение. Теперь её берут на вооружение многие другие лидеры, и она быстро распространяется на новые сферы, включая дебаты о реформировании европейской монетарной и политической системы.

Долговой кризис в еврозоне, пребывавший в дрёме после 2012 года, теперь выглядит готовым к новой вспышке. На фоне очень низких процентных ставок огромный госдолг Италии кажется устойчивым. Но финансовые рынки всё сильнее нервничают по поводу политических событий в Италии, поэтому легко себе представить мир, в котором процентные ставки растут и остаются высокими. В этом случае итальянский долг может создать серьёзную угрозу для еврозоны и даже для глобальной экономики.

Страх перед новым долговым кризисом в еврозоне пронзает инвесторов с тех пор, как популистское «Движение пяти звёзд» (сокращённо M5S) и ультраправая партия «Лига» так и не смогли сформировать правительство после нескольких месяцев тупика, возникшего после выборов. Коалиция M5S и «Лиги», получивших в совокупности парламентское большинство на выборах 4 марта, явно позаимствовала страницу из учебника Трампа: они рассчитывали использовать долг Италии, чтобы выбить уступки из ЕС.

Сработает ли этот приём? Первым и самым базовым компонентом стратегии безумца является способность создавать такой уровень неопределённости, который наносит ущерб другим странам. Именно поэтому данная стратегия не работает, если её применяют небольшие страны. В 2015 году в этом быстро убедилось новое правительство Греции после попытки конфронтации с европейскими кредиторами.

Если же страна является достаточно большой для того, чтобы взбаламутить глобальные рынки (а Италия явно такая страна), тогда успешность стратегии безумца зависит от трёх дополнительных факторов. Во-первых, правительство должно иметь возможность убеждать всех в том, что на «безумные» действия её толкают избиратели. Идея в том, что для демократически избранного правительства благоразумные действия нерациональны, если такие действия вызовут недовольство избирателей, которые выбрали близорукую, но глубоко искреннюю позицию. В случае с Италией популисты воспользовались разочарованием избирателей в левоцентристской партии, чья проевропейская позиция не принесла обещанных результатов.

Кроме того, внутри правительства безумца должно существовать видимое различие между «ястребами» и «голубями». На любых переговорах другая сторона пойдёт на уступки, чтобы усилить позиции голубей, поскольку прекрасно понимает, что в ином случае ястребы разозлятся и начнут реализацию своих катастрофических планов. В случае с Трампом данная динамика наблюдается внутри одной личности, которой свойственны резкие и непредсказуемы переходы от открытости к гневу. Впрочем, она наблюдается и внутри кабинета Трампа, где сторонник жёсткой линии, советник по национальной безопасности Джон Болтон играет роль ястреба.

В случае с коалицией M5S/«Лига» ястреб был нужен для создания противовеса проевропейскому президенту Италии Серджо Маттарелле. Именно поэтому на пост министра экономики и финансов популисты выбрали Паоло Савону, 81-летнего экономиста, которого бывший министр экономики Италии Винченцо Виско назвал «радикальным и суицидальным противником Германии». Когда Маттарелла отверг его кандидатуру, M5S и «Лига» прекратили переговоры, спровоцировав нынешний кризис.

Наконец, для успеха правительство безумца должно иметь убедительный план войны с целью вызвать всеобщий переполох. Например, коалиция M5S/«Лига» предположила, что она может начать выпуск параллельной валюты, что добавило убедительности её угрозам проводить бюджетную экспансию в нарушение правил ЕС.

По мере того как всё больше правительств, партий и лидеров начинают имитировать стратегию безумца, пространство для достижения соглашения на любых переговорах будет сужаться, и оно будет становиться более вероятным. Немецкие экономисты, выступающие за жёсткую линию, уже отреагировали на политический кризис в Италии, распространив петицию с призывом заблокировать любые реформы в еврозоне, которые могут быть восприняты как уступка.

Однако одной лишь демонстрации рисков стратегии безумца будет недостаточно, чтобы её обыграть. Необходимо также убедить избирателей в том, что есть альтернативы получше, и что европейская интеграция всё ещё может соответствовать их интересам. На протяжении нескольких месяцев до новых выборов в Италии и выборов в Европейский парламент в мае 2019 года у лидеров ЕС будут некоторое – не долгое – время, чтобы показать, что европейская интеграция – это не только политический паралич и экономическая стагнация.

В противном случае мы вскоре можем вновь познакомиться с тёмной стороной стратегии безумца. Перед отречением в 1918 году немецкому кайзеру Вильгельму II не нужно было притворяться нестабильным; он таким реально был. Учитывая его склонность к воинственным речам и резким интервью в газетах, у кайзера было нечто общее с «генеральным твиттером» Америки.

Есть и другая тревожная историческая параллель: Вильгельм II часто хвастался своей способностью приходить к согласию с монархами России и Британии, с которыми он состоял в родственной связи. Во время эскалации дипломатического кризиса в июле 1914 года он внезапно выступил с новой крупной мирной инициативой. Но было уже слишком поздно. Началась игра, кто первым испугается: ведущие державы мира коллективно и со свистом уже неслись к катастрофе.

Гарольд Джеймс - профессор истории и международных отношений в Принстонском университете и старший научный сотрудник Center for International Governance Innovation. Специалист по немецкой экономической истории и глобализации.

Коментарі