•  

Грязный бизнес: кто и как в Украине зарабатывает на мусоре

330

Через десять дней киевляне начнут иначе платить за вывоз мусора. Стоимость этой услуги выведут в отдельную платежку, а цена вырастет. «Вести» разбирались, из чего состоят отходы, сколько их производит страна и кто на этом зарабатывает.

Грязный бизнес: кто и как в Украине зарабатывает на мусоре

Ждем подорожания

С 10 июня киевляне начнут по-новому платить за вывоз мусора, что связано с вступлением в силу Закона Украины «О жилищно-коммунальных услугах». Суть изменений такова: тариф будет зависеть не от квадратных метров (как сейчас), а от количества людей, зарегистрированных в квартире.

«Раньше тариф по вывозу мусора рассчитывался с одного квадратного метра, но это не совсем правильно. Ведь мусор вырабатывают не метры, а люди. В городе много случаев, когда прописан один человек, а в квартире проживают пятеро или семеро. Поэтому методика стоимости услуг, которую разработали в Кабмине, будет рассчитана на одного человека и зависеть от количества зарегистрированных в квартире жильцов», — рассказала «Вестям» Юлия Грамотная, советник замглавы КГГА Петра Пантелеева.

При этом коммунальное предприятие по вывозу мусора «Киевкоммунсервис» хочет с 10 июня поднять сумму платежа на треть: с 74,45 грн до 99,70 грн за кубический метр. Для бюджетных организаций эта сумма станет еще больше: с 79,84 грн до 106,36 грн, а для коммерческих структур поднимется с 92,78 грн до 131,63 грн. В коммунальном предприятии повышение тарифов объясняют ростом цен на горюче-смазочные материалы и возросшим размером минимальной зарплаты. Но, по словам Грамотной, окончательного решения еще нет: «Как только у нас будут на руках конкретные расчеты для домов, мы сможем назвать четкие тарифы».

Как считают

О том, как формируются тарифы, «Вестям» рассказал глава правления «Киевспецтранса» Андрей Грущинский. «Возле каждого дома стоит определенное количество контейнеров. Каждый день, или в зависимости от количества контейнеров, приезжает мусоровоз, забирает отходы, везет на свалку, выгружает там, а бульдозеры все это трамбуют. При этом в той услуге, которую человек всегда оплачивал, большая часть затрат — это вывоз, а не захоронение (см. инфографику)». Грущинский уверяет, что последний раз тарифы менялись восемь лет назад, а за это время доллар (к которому привязана цена на топливо) значительно вырос. И сетует, что предприятие страдает от неплательщиков: «Если в доме есть 100 квартир и 90% жильцов платят, а 10% — нет, то контейнер не закроешь для этих 10%. И если за неуплату электроэнергии и водоснабжения можно прийти и отрезать, то с мусором это сделать невозможно».

Сейчас, по его словам, у компаний огромные долги за предыдущие периоды. «Нашей, к примеру, город должен порядка 13 млн грн за предыдущие годы. А это недоплаты, недоремонты, отсутствие качественной формы и машин, которые можно было бы покрасить или отремонтировать», — говорит Грущинский. Кроме того, глава компании жалуется на серых перевозчиков: «Это люди, которые предлагают услуги на вывоз мусора намного ниже, чем официальные операторы. Они действительно забирают мусор, но вывозят его в ближайший лес или поле».

По данным «Вестей», данная проблема охватила всю страну, а полиция открыла по этому факту не одно уголовное производство. Например, коммунальщиков из Мариуполя подозревают в том, что по тарифам они вывозили мусор не за 30 км от города, а выкидывали рядом. А деньги потом «распиливали».

Схемы заработка

Впрочем, схемы заработка существуют и у белых компаний. Столичные предприятия по вывозу мусора работают шесть раз в неделю. Например, у «Киевспецтранса» выходной только в воскресенье. Но, судя по данным Реестра судебных решений, один из ОСМД решил сэкономить — он фигурирует в уголовном расследовании полиции Соломенского района. «По документам мусор вывозится пять раз в неделю, деньги за это платятся в полном объеме, но на самом деле мусор вывозится один раз в неделю», — говорится в Реестре судебных решений.

Из того же реестра мы узнали, что киевские предприятия, которые занимаются вывозом мусора, фигурируют в схеме отмывания денег. «Злоупотребляя служебным положением и для получения неправомерной выгоды, они создали преступную схему для дальнейшего вывода денежных средств, полученных за вывоз твердых отходов. А полученные средства перечисляли на счета предприятий с признаками фиктивности и конвертировали их в наличные», — говорится в деле, которое расследует Главное следственное управление МВД. Речь идет об основных игроках на мусорном рынке Киева. Это коммунальные предприятия «Киевкоммунсервис» и «Автотранспортное предприятие Шевченковского района», частное акционерное общество «Киевспецтранс», несколько ООО, в частности — «Володар Роз», «Селтик», «Крамар Рисайклинг», «Спецкоммунтехника», «Умвельт Украина», «Фирма Альфатер Киев» и ЧП «Обуховгорвторресурсы».

Винницкий след

Судя по тому, кто является руководителями этих предприятий, случайных назначений в «грязном бизнесе» нет. Даже когда речь идет о государственных фирмах. КП «Киевкоммунсервис» подчинено департаменту жилищно-коммунальной инфраструктуры КГГА, который возглавляет Дмитрий Науменко, а курирует это предприятие профильный замглавы КГГА Петр Пантелеев. Полгода назад руководить предприятием «Киевкоммунсервис» назначили 38-летнего Максима Ляшкевича. Последние два года (до назначения в Киев) он возглавлял ЖЭК «Агрономічне» в Виннице. Интересно, что владельцем этого ЖЭКа числится некий Юрий Браславский. Кроме этого предприятия, бизнесмен является собственником потребительского сообщества «Центральный рынок» в Виннице, фигурирующего в биографии нынешнего премьера Владимира Гройсмана.

К слову, в то время когда владельцем, а потом директором ЖЭКа «Агрономічне» был Ляшкевич (он возглавлял его с 2015 по 2017 год), у структуры возникли проблемы с законом. Одно из дел связано с капитальным строительством водопровода, который, как установили в местной полиции, производился только по документам. А за несколько месяцев до этого ЖЭК подозревали в растрате бюджетных средств, выделенных на замену окон и дверей. Причем руководителям ЖЭКа было сообщено о «подозрении в присвоении чужого имущества путем злоупотребления служебным лицом своим служебным положением». «Вести» позвонили в «Киевкоммунсервис» за комментарием, но там нам сказали, что директор в отпуске, а менеджер с нами обязательно свяжется.

Белый офшор

У упомянутого уже «Киевспецтранса» тоже много загадок. Контрольный пакет организации (51% акций) принадлежит киевской общине, а вот 46,8% акций — фирме «Геотрон». По крайней мере, так указано в базе Минюста. В сфере деятельности фирмы указано предоставление кредитов и финансовых услуг. А вот среди основателей числятся фирма из американского штата Оклахома — «Геотрон Л.Л.С.». Что интересно, по адресу ее регистрации указан небольшой одноэтажный особняк неподалеку от городского кладбища в Оклахома-Сити. В доме есть пять комнат, две спальни, а сдают его за $166 тыс. в год. Любопытно, но по этому же адресу мы нашли минимум пять фирм, которые в разное время занимались бизнесом в Украине начиная с 2004 года. С ним, например, связаны несколько турфирм из Крыма.

Объяснение оказалось достаточно простым: офшоры в этом штате все более популярны, а причина в том, что они «белые». «В настоящее время в мире существует несколько десятков офшорных юрисдикций и расположены они практически на всех континентах. Однако режимы, принятые в разных офшорных зонах, могут существенно отличаться, поэтому налоговые службы государств и крупные финансовые корпорации составили перечень «черных» и «белых» офшоров, то есть юрисдикций, предоставляющих наиболее выгодные условия владельцам компаний и часто не идущих на сотрудничество с правоохранительными органами других государств. На территории США это штаты Делавэр, Арканзас, Колорадо, Орегон, Кентукки, Оклахома», — объясняет тонкости сайт offstatus.ru (он помогает регистрировать такие юрисдикции).

Регистрация компании обойдется в $1450. За ежегодную поддержку придется заплатить еще $890, за почтовый адрес добавить $800, за автоответчик с факсом — еще столько же, а за телефонный номер с переадресацией звонков — $400. Все документы обещают оформить за три недели.

Брат главы АРМА

Но данные Минюста, судя по всему, устаревшие. В феврале этого года 46% акций были куплены частным лицом, который не пожелал раскрывать информацию о себе. Глава правления компании Андрей Грущинский тоже непростой человек. Он известен как помощник Юрия Еханурова на посту премьер-министра (2005–2006). Кроме того, как выяснили «Вести», он приходится близким родственником бывшего замминистра юстиции Андрея Янчука, который с 2016 года возглавляет Нацагентство по выявлению, розыску и управлению активами, полученными преступным путем (АРМА). Именно представители этой структуры незаконно забрали у «Вестей» офис, заведя в помещение так называемых управителей, которые разгромили технику и устроили в офисе алковечеринки. Друг другу Андрей и Антон приходятся двоюродными братьями.

Что касается уголовного дела, Грущинский говорит, что действительно был такой случай, но давно. «Пришли с обысками, взяли объяснения – куда что мы возим на полигон. И на этом все закончилось», - сказал он «Вестям».

Регистрация в Германии

У фирмы «Володар Роз», зарегистрированной в Дарницком районе столицы, два собственника — Людмила Найденова и Александр Власенко. На последнего зарегистрировано еще как минимум с десяток фирм. А общая сумма контрактов в последнее время у «Володаря Роз» — на 1,5 млн грн.

«Селтик» фигурировала два года назад в экологическом скандале. Тогда депутат Киеврады Павел Тесленко попросил столичного мэра Виталия Кличко поручить ответственным службам провести внеплановую проверку «Селтик» на предмет загрязнения окружающей среды. И выяснилось, что предприятие осуществляло свою производственную деятельность без разрешения на выбросы в атмосферу стационарными источниками загрязнения. Проверка Госэпидслужбы это подтвердила.

«Селтик» считается одним из крупнейших операторов рынка вывоза твердых бытовых отходов в Киеве. Компания вывозит около 20% всех бытовых отходов столицы, преимущественно с территории Деснянского и Днепровского районов. Основатели «Селтик» — физические лица из Белой Церкви Валентин и Зинаида Поддубные, а также фирма «Умвельт Украина». Последняя зарегистрирована в немецком Дюссельдорфе.

В Германии зарегистрированы владельцы еще одного предприятия, фигурирующего в уголовном деле. Это «Фирма Альфатер Украина». Конечным бенефициаром там указана «Веолія Умвельтсервіс ГМБХ» с адресом регистрации в Гамбурге.

«Спецкоммунтехника» имеет трех бенефициаров. Это экс-помощник нардепа Левка Лукьяненко в раде V созыва Анатолий Ваченко, Галина Горшковская и Олег Сур. С 2016-го фирма участвовала в 54 тендерах, по 34 из которых были подписаны контракты на общую сумму 1,3 млн грн. А среди клиентов — отель Верховной Рады «Киев», госпредприятие «Олимпийский спортцентр Конча-Заспа» и Военно-медицинское управление СБУ.

«Вести» позвонили в обе компании с вопросом об уголовном деле, в котором они фигурируют. В «Володаре Роз» нам сказали, что впервые слышат об этом, а в «Селтике» вчера и позавчера целый день молчали телефоны. Но «Вести» готовы опубликовать и их точку зрения.

Дорогая переработка

Экологи считают, что мусорный бизнес очень доходный, а схем заработка существует масса. «В схеме задействованы чиновники, которые крышуют этот бизнес, и криминал. Им выгодно, чтобы мусор не перерабатывался, а весь шел на свалки, а они на нем зарабатывали разными способами, — уверен директор Киевского эколого-культурного центра Владимир Борейко. — Например, очень много на свалку из магазинов привозят продуктов и товаров, у которых истек срок годности: косметику, конфеты, молочные продукты. На свалке их забирают и везут на рынки продавать. Кроме того, на свалки завозятся вместе с мусором черный и цветной металлы, пластик, резина, которые можно потом перерабатывать».

Впрочем, Грущинского это только веселит. «То, что мы забираем под домами и везем на полигон, не перерабатывается. Мусор свозится на полигоны — и все. Мифом является то, что мусор — это ресурс, в котором есть что-то ценное и его можно отобрать. Да, из мусора можно достать вторсырье, из органики — выработать электроэнергию, из того, что горит — альтернативное топливо. Но стоимость этого всего не перекроет даже технологические операции. В Европе это стоит от $80 за тонну механико-биологической обработки и порядка $150 — за сжигание. А цена такого завода — от $200 млн. Кто-то должен эти деньги вложить, плюс ежегодно доплачивать... Это такой же миф, как собирать крышечки и верить, что из них делают протезы», — говорит Грущинский.

Коментарі