•  

Правосудие «по-новому»: что изменит для украинцев судебная реформа

990
Правосудие «по-новому»: что изменит для украинцев судебная реформа

«Эти изменения — просто шулерство, для того, чтобы позакрывать огромное количество уголовных производств. Все старые производства, а их сотни тысяч — разбои, грабежи, убийства, изнасилования — которые не раскрыты сегодня, каторым год, два, три, должны быть закрыты», — говорит начальник Департамента специальных расследований ГПУ Сергей Горбатюк.

Именно так реагирует он на подписанную Петром Порошенко судебную реформу. Собственно говоря, закон парламент принял еще 3 октября, но глава государства скрепил его подписью22 ноября.

Несмотря на многочисленные призывы — этого не делать.

Вся президентская рать

Сроки, до которых сужается следствие (об этом — ниже), были не единственным поводом для нареканий в случае с судебной реформой.

Другие новшества, заложенные в ней, также вызвали немало споров и возражений в профессиональных кругах.

И хотя представители Администрации Президента называют эту реформу очередным шагом реализации европейских норм судоустройства, отдельные известные юристы усиленно призывали власти не принимать соответствующий законопроект, так как он серьезно усиливает влияние президентской вертикали на судебную систему и содержит целый ряд опасных для рядовых граждан норм.

Судебная реформа делает основной акцент на определяющей роли Верховного Суда, а потому к этой инстанции — особое внимание.

Еще летом Высшая квалификационная комиссия судей опубликовала список из 120 кандидатов, прошедших конкурс на должность судьи Верховного Суда (ВСУ).

Конкурс длился с ноября прошлого года и проходил в два этапа: письменные тесты и устное собеседование, которое транслировали в прямом эфире. Глава государства уже назвал подобный отбор «образцовым».

Но в Общественном совете добродетели, куда вошли юристы, эксперты и журналисты, не согласны с назначением минимум 30 из 120 кандидатов.

В целом большинство из тех, кто прошел отбор, так или иначе связаны либо с президентской командой, или с ее союзниками по правящей коалиции из «Народного фронта».

При этом 80 процентов кандидатов работают судьями высших и апелляционных судов.

Иными словами, никакого обновления судебной системы, по сути, не произошло. На что уж обращают внимание наши западные партнеры. А оппоненты власти считают, что после утверждения Президентом всех этих кандидатур он получит возможность влиять на Верховный Суд в ручном режиме.

«Обращаюсь к депутатам не голосовать за президентский законопроект, который продолжает так называемую судебную реформу. Этот документ направлен на еще большее укрепление неконституционного влияния Президента на судей и усиление его диктатуры», — написал недавно экс-заместитель главы администрации президента Андрей Портнов на своей странице в сети Facebook.

Коллеги Портнова убеждены, что, хотя в законопроекте и нет прямого подчинения судебной системы главе государства, это произойдет по совокупности признаков.

Еще несколько слов о Верховном Суде. Реформа определяет ВСУ единственной кассационной инстанцией. Поэтому ВСУ по соответствующей жалобе будет рассматривать кассацию «только один раз».

Это означает, что все существующие ныне Высшие суды ликвидируются, а кассационные дела, которые в них рассматриваются на данный момент, хлынут на рабочие столы новоизбранных судей Верховного Суда.

К слову, по разным оценкам, речь идет о 50-70 тысяч кассаций. Даже при условии формирования 100% состава суда, на каждого судью будут распределены более 580 кассационных жалоб.

А если суд будет заполнен только наполовину, количество дел превысит тысячу.

И это не считая новых дел, которые будут поступать в регулярном режиме. С такой нагрузкой работа высшей судебной инстанции может быть надолго заблокирована и откроется широкое поле для злоупотреблений через произвольное определение очередности рассмотрения «зависших» дел.

Очевидные минусы: гласность под вопросом и аннулирования банковской тайны

Как уже сказано выше, к очевидным минусам судебной реформы относят и так называемую «поправку Лозового», которая существенно уменьшает сроки расследования дел.

«Эта поправка уменьшит сроки расследования в зависимости от категории дела до 3 или 6 месяцев. Таким образом, количество отказов в начале расследования при неочевидных преступлениях значительно возрастет, ведь правоохранители не захотят брать на себя миссию расследовать эти преступления ускоренно. А все „майдановские“ дела и дела против бывших руководителей сразу будут закрыты, поскольку предложенные депутатом Лозовым и поддержанные комитетом сроки расследования там уже давно прошли», — считают в «Реанимационной пакете реформ».

Кроме этого, одной из самых спорных норм стало предложение создания системы «автоматизированного ареста средств, что позволит обеспечить оперативное (в пределах нескольких минут) выявление денег, принадлежащих ответчику или должнику, и наложить на них арест в соответствии с судебным решением или постановлением государственного исполнителя».

Таким образом, отмечают эксперты, в рамках судебной реформы под удар попадут и коммунальные долги украинцев. Ведь теперь у должника не будет никаких банковских тайн от суда.

Система автоматизированного ареста средств обеспечит запросы в банки с целью выявления счетов должников, средства которых подлежат аресту и осуществления других действий, необходимых для ареста средств на банковских счетах.

Это может привести к тому, что люди просто не смогут свободно распоряжаться своими деньгами. Например, если у человека окажутся долги по «коммуналке», то поставщик коммунальных услуг просто сможет обратиться в суд и требовать автоматический арест средств должника.

Более того, если долг не превышает 100 размеров прожиточного минимума для трудоспособных лиц, суд издает приказ о взыскании этой суммы в электронном формате, обходясь без «живого» заседания.

«Да, такого еще не было, раньше стеснялись. Например, автоматически с банковских счетов граждан списываются все долги за „коммуналку“. То есть бабушка, которой раз не дали или не вовремя дали субсидию, больше никогда не увидит пенсию. Убиваются остатки банковской тайны, которые чудом выжили», — считает юрист Елена Дьяченко.

А вот новшество из «другой оперы»: кроме вышеупомянутых моментов, критике также подвергалась норма, которая может уничтожить понятие гласности судебного процесса. В частности, такая норма оказалась сразу в нескольких кодексах.

«Предполагается, что в случае, если суд придет к выводу, что фото-, кино-, теле- или видеосъемка, а также трансляции хода судебного заседания по радио и телевидению, в сети интернет мешают ходу судебного процесса, суд может запретить или ограничить их проведение, о чем выносит мотивированное постановление. Указанное положение может привести к нарушению такой основы судопроизводства, как гласность судебного процесса», — отмечалось в заключении главного экспертного управления Верховной Рады.

Также суд может ограничить доступ людям в зал суда, если в зале не хватает свободных мест. Теоретически это позволит выгнать из суда всех журналистов или наблюдателей: нужно только заранее посадить на свободные места «своих» людей.

Еще одной инициативой, которая подверглась критике, была идея о том, что к участию в деле может привлекаться эксперт по вопросам права.

Новация вроде и неплохая, но в законе никоим образом не объяснено, что именно следует понимать под формулировкой «признанный специалист в области права» — кем и в каком порядке он должен быть признан.

«Если мы говорим, что нам нужен эксперт по вопросам права, то это судья в судебном процессе, который на основании своих юридических знаний решает спор. С точки зрения теории права, это невозможно — существование эксперта по вопросам права. То есть это означает, что эксперт по вопросам права обладает знаниями юридическими, которыми не обладает судья. Это абсурд», — комментирует депутат от «Батькивщины» Сергей Власенко.

Данная норма выглядит как злоупотребление возможностью привлечения полностью сомнительных лиц — «экспертов», ангажированных интересами той или иной стороны.

Еще новации: «электронный» суд и проверка имущества

Дискриминационными юристы называют и положение, предусматривающее порядок вызова ответчика, место жительства, пребывание, местонахождение или место работы которого неизвестно, через объявления на официальном сайте судебной власти Украины.

Это означает, что лица, которые не получили повестку, считаются вызванными в суд, если такое объявление будет сделано в интернете.

Но «не все граждане Украины имеют возможность для подключения интернета и доступа к такому сайту. На практике такое положение может привести к нарушению права ответчиков на справедливый суд и нарушению принципов гласности и открытости судебного процесса», — отмечают юристы главного экспертного управления Верховной Рады.

Впрочем применения новейших информационных технологий имеет и свою положительную сторону. Ведь ходить на судебные заседания теперь нужно будет не всем.

«Участникам дела обеспечивается возможность принимать участие в судебном заседании в режиме видеоконференции, не покидая своего жилища или рабочего помещения, а для свидетелей, экспертов — в помещении другого суда», — говорится в тексте закона.

К тому же, судебный сбор при подаче иска в электронной форме будет меньше. Кроме того, создается Единый государственный реестр исполнительных документов.

По замыслу, создание этого реестра избавит от необходимости получать в суде исполнительные документы в бумажной форме. Исполнительные документы подать в орган исполнительной службы можно будет в электронной форме.

А вот еще одна интересная норма, которая может отбить желание граждан обращаться в суд: суд вправе обязать истца внести на депозитный счет суда денежную сумму для обеспечения возможного возмещения предстоящих расходов ответчика на профессиональную юридическую помощь.

Например, такое обеспечение судебных расходов применяется, если: 1) иск имеет признаки сознательно необоснованного; или 2) истец не имеет имущества, достаточного для возмещения судебных расходов ответчика в случае отказа в иске.

Если же истец не внесет указанную сумму, суд может отказать ему в иске

Как говорит Сергей Власенко, противоречит здравому смыслу и норма о том, что суд может обязать участника дела авансом оплатить расходы, связанные с вызовом свидетеля, назначением экспертизы, привлечением специалиста (уже обсуждалось выше) или привлечением переводчика.

Все это приведет к тому, что обращаться в суд смогут только люди с высокими доходами.

Судебная реформа предусматривает, что за различные злоупотребления участники процесса могут быть наказаны.

Эту норму сразу раскритиковали в главном экспертном управлении Верховной Рады как слишком размытую и таковую, что оставляет широкое поле для давления на участников процесса.

«Предусмотрено положение о недопустимости злоупотребления процессуальными правами, а также предусмотрено, что за злоупотребление правами участником судебного процесса суд может применить к нему соответствующие мероприятия. Полномочия суда могут привести к нарушению права на справедливый суд, право на которое предусмотрено статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод», — говорится в заключении юристов.

Интересно, что участники судебных заседаний будут ограничены в возможности задавать вопросы в ходе судебного процесса. Их количество должно составлять не более десяти.

Наталія Лебідь, опубликовано в газете Україна молода

Коментарі