Що важливіше: території чи виснаження ворога?

Опінії
07.12.2023, 08:18
Що важливіше: території чи виснаження ворога?

Настав час відверто говорити про нагальне. Зміна пріоритетів ведення війни Україною — перезріла потреба!

Військово-політичний оглядач групи "Інформаційний спротив"

(Текст подано мовою оригіналу зі збереженням авторської стилістики без виправлень і скорочень).

Когда поднимается вопрос о победе в войне против россии, то многие сразу отмечают, что победой можно считать только полное освобождение территорий Украины. И это правильно.

А сегодня на пути к этому мы входим в новую фазу противостояния, которое заключается в первую очередь в нанесении максимального урона противнику. Но также и в истощении его ресурса — с максимальным сохранением наших сил и средств.

В 2022 году показателем наших побед было продвижение и освобождение территорий. Северный плацдарм, Черниговская, Сумская, Киевская области, затем прорыв в Харьковской области, принуждение россиян к бегству с правого берега Херсонской области.

А в 2023 году не было освобождений территорий, которые по площади могли бы сравниться с Харьковщиной или правобережной Херсонщиной. Это позволило создать искаженное восприятие в обществе относительно успехов и провалов Сил обороны Украины в зоне боевых действий — с перевесом больше к депрессивной формулировке.

И тут следует признать, что в 2023 году россияне полностью поменяли свою, если так можно назвать, доктрину, или если кому-то больше импонирует — тактику, стратегию. Причём основывается она сейчас не на неких гениальных ходах военачальников, техническом или технологическом превосходстве, а на доминировании людского ресурса и неоспариваемой задачи от вышестоящего руководства: «Ни шагу назад!» либо «Наступление любой ценой!».

Очевидно, что именно эти два принципа легли в нынешнюю стратегию Валерия Герасимова в Украине и практически полностью копируют маниакальный подход к ведению боевых действий маршалом Жуковым — советский мясник нисколько не ценил человеческие жизни. Похоже, что лавры Жукова не дают покоя Герасимову и он хочет примерить их на себя.

Но главное то, что в 2023 году россия кардинально изменила свой подход к ведению боевых действий, и мы тоже должны его пересмотреть. Особенно с учетом того, что мы ограничены в возможностях технического плана из-за нерасторопности и откровенной вальяжности наших партнёров.

Новая фаза войны

Новая фаза войны заключается не столько в освобождении новых территорий, сколько в нанесении максимального урона противнику, истощении его ресурса – с максимальным сохранением наших сил и средств. То есть то, о чём так долго и много говорили – о войне на истощение.

Именно это сейчас и начинается! На сегодняшний день россияне критически ограничены в возможностях накапливать техническую, механизированную компоненту, и их военно-промышленный комплекс работает на компенсацию потерь и не более того.

Поясняю: ВПК россии может в месяц посредством снятия с консервации, восстановления, ремонта и модернизации поставлять в зону боевых действий от 100 до 150 +/-25% (в зависимости от типов выполняемых работ и моделей) танков разных типов и модификаций. Из этого можно сделать вывод, что при определенных показателях уничтожения данного типа техники ВПК РФ либо сможет компенсировать потери в ноль, либо уйдет в минус; а танковый потенциал, как бы кому ни казалось, у россии не бесконечный.

Аналогично и боевые бронированные машины (БТР, БМП, БМП и т.д.). Их восстановление за месяц количественно сопоставимо с танками — и вот тут самое интересное.

По штату количество ББМ в подразделениях российских оккупационных войск должно быть как минимум в три раза больше, но сейчас это соотношение 1 к 1,1 или к 1,5. То есть, по ББМ у оккупантов уже значительный дефицит, сказывающийся как на эффективности выполнения боевых задач в наступлении либо обороне, так и на показателях потерь.

Аналогично и артиллерия: российский ВПК за месяц может передавать в среднем 350 буксируемых гаубиц калибров 152-мм, 122-мм, 100-мм и т.д. В свою очередь уничтожение большего количества данного типа вооружений приводит к соответствующим последствиям с отсутствием полноценной компенсации потерь.

И опять-таки у россии нет масштабного серийного производства артиллерии, а всё держится практически полностью на восстановлении советского наследия, которое тоже не бесконечно. То есть, новая фаза войны и новые победы — это уничтожение врага в количествах, которые не позволили бы ему восстановиться, окрепнуть и осуществлять операции не только наступательного, но и оборонного характера.

И в некотором смысле наступление летом 2023 года можно отнести к такой фазе, но с допущением ряда промахов.

Наступление-2023

В своей статье для The Economist главнокомандующий ВСУ Валерий Залужный максимально понятным языком пояснил, почему летнее наступление не достигло ожидаемых успехов. И выше я также этому уделил внимание.

Причём не зря эта статья была опубликована именно в западном издании, поскольку она адресовалась в первую очередь нашим нерасторопным и вечно встревоженно-озабоченным партнерам, от которых хотелось бы больше действий, чем мы наблюдаем уже без малого как второй год. Но всё же нельзя сказать, что летнее наступление не было удачным.

Именно в этот период мы стали свидетелями целого ряда рекордов по уничтожению российской артиллерии, средств ПВО, автотранспорта, спецтехники и т.д. Российские войска потеряли в живой силе почти 150 тысяч личного состава!

Всё лето и на протяжении осени российская группа войск «Восток», которую позже вынужденно разделили на ГВ «Запорожье» и ГВ «Восток», оставалась скованной в Запорожской области и постоянно требовала новых ресурсов для сдерживания украинского наступления. Эти действия Сил обороны Украины заблокировали российские оккупационные войска в границах одной области и значительно снизили возможности всей группировки по проведению успешных наступательных действий по другим направлениям.

Например, начавшееся у ГВ «Центр» и ГВ «Запад» в июне наступление по Лимано-Купянской оси завершилось провалом. Сейчас же мы можем наблюдать, как группа войск «Днепр», истощенная постоянными передислокациями и отсутствием полноценного материально-технического обеспечения (что влияет на штатную комплектацию подразделений), не может заблокировать и нейтрализовать расширение плацдарма СОУ по левому берегу Херсонской области.

То есть результат от летней кампании есть, единственное что она была спланирована как кампания наступательного характера с освобождением территорий, а не как изнуряющая и истощающая противника. И, к сожалению, этот фактор имел свое негативное влияние.

На прошлой неделе генерал-лейтенант в отставке Бен Ходжес, бывший командующий армией Соединенных штатов Америки в Европе, в интервью эстонскому телеканалу ETV произнес правильные слова: армия США никогда бы не начала наступление, не имея тотального превосходства в воздухе. К сожалению, армия Украины не имела, не имеет и не будет иметь еще некоторое время этого превосходства.

Силы обороны Украины в 2022 году успешно наступали на Севере, в Харьковской области и на правобережной Херсонщине. Возможно, была надежда и на то, что в этот раз тоже сможем, но такой сценарий больше не работает, и это меняет абсолютно всё в вопросах подхода к планированию последующих операций и переоценки ситуации на всех уровнях.

Выводы

Я не пытался этим текстом сказать, что в ближайшей перспективе СОУ не смогут наступать, а будут только истощать врага, гет. Да, у нас будут исключительно оборонные плацдармы, Донецкая область, Лимано-Купянская ось, отчасти Запорожская область.

Да, некоторые позиции и локации мы вынуждены будем оставлять — и это тоже следует принимать адекватно, без паники и депрессии. Но есть плацдармы, где вполне может расширяться наше присутствие, поступательно вырисовывающееся в перспективу, реальную и вполне осязаемую.

А новая фаза войны — это не фаза принципов и упёртости, это фаза рационализма и выдержки. Ослабление и истощение противника до этапа, когда у нас будет достаточно сил, чтобы нанести сокрушительный удар, и не один.

Если угодно, то концепция наших действий в ближнесрочной перспективе – это не освобождение как можно большего количества квадратных километров, а убийство как можно большего количества оккупантов и уничтожение их техники. Причём с предельными показателями сохранения жизней наших военнослужащих и механизированной компоненты.

Казалось бы, данный принцип всегда актуален, но сейчас он должен стать до гипертрофированного доминантным.
Читайте також:
Економіка
Збереження європейської залежності від «блакитного палива» із РФ ставить під загрозу зовнішньополітичні цілі Брюсселя. Санкції не працюють?
20 червня, 12:30
Політика
Вітчизняний нахилянт ухилянтів днями відвідав Берлін. Попри теплу зустріч у канцлера і депутатів, деякі ЗМІ критично оцінили цей Зе-вояж.
14 червня, 13:47
Війна
І невдовзі може програти війну безпосередньо на полі бою. Адже кількість наших захисників не збільшується, а зменшується щодня.
12 червня, 13:45
Світ
Забуті 40 років тому загони хунвейбінів знову при справі. Але нині замість шкірянок і палиць вони вдягнені у дорогі смокінги та мають iPad.
09 червня, 19:58
Війна
Mirage 2000-5 належить до винищувачів 4+ покоління, але це випадок, коли саме озброєння літака вирішує все.
07 червня, 11:42
Світ
Диктатор Сі Цзіньпін підпорядкував прошарок інтелігенції КНР Комуністичній партії. Інакодумців карають як за часів Мао Цзедуна.
06 червня, 19:24